Когда я говорю, что слишком нежна для этого мира, никто не верит - пухленьким женщинам трудно убедить людей в том, что внутри у них оголённые нервы, скрипичные струны и грохот апокалипсиса. А между тем, я всегда самурай перед лицом смерти и берсерк на пути безумия. Я давным давно готова к тому, что однажды сойду с ума, но не думала, что это произойдёт так скоро, в одночасье и в книжном магазине "Бабель".

Пока все пошли курить, я рассматривала книжные полки, и на одной лежали два томика нечеловеческой красоты, маленькие Набоков и Хармс. Я взяла верхний, покрутила в руках. Там, в полиэтилене, была самая сладкая Лолита из всех, что я знала: в тканой обложке, на отличной, кажется, бумаге, и толстенькая, как американский яблочный пирог. Положила на место, повертела головой и захотела подержать Хармса. Смотрю, а его нет. Нет синенькой книжечки, в полиэтилене же, которая только что лежала прямо тут.
Первым делом полезла в карманы, вдруг проснулся мой цыганский прадедушка и мигом спёр хорошую нужную вещь? Потом поглядела на Диму, который ошивался рядом, но руки его были пусты. Осмотрела полки: нет, нет, нет. Я помнила его до блика на корешке, должен быть прямо перед глазами, очевидный, как помидор.

И тут на меня обрушилось понимание, что момент, к которому я готовилась, всю жизнь, наступил. Я сошла с ума, скучно, прозаически и на ровном месте, мне привиделся несуществующий томик Хармса, а значит, уже совсем скоро начнут приходить тёмные мужские силуэты и говорить о насущных вещах, вроде мирового заговора лично против меня. Давно уже к этому шло, я разлюбила выходить из дому днём, затрудняюсь собрать мысли в кучу, голова часто кружится, иногда ставлю стаканы мимо стола. И вот.

Кроме страха, я почувствовала всепоглощающую печаль, которая падает на тебя, как душная мамина шуба с вешалки, в секунду накрывая с головой и беспросветно. Только что впереди была некоторая жизнь и планы, а теперь я сумасшедшая косматая старуха без будущего, горе семьи и несбывшаяся надежда русской литературы. Всё кончилось быстро и бесславно.
Это только пишется долго, а прожила я всё в секунду, вскинув ледяные пальцы к бледным вискам - ну, как мне казалось, а на самом деле, обхватив себя за щёки и выпучив глаза.
И самым важным в этот момент для меня был вопрос, сказать ли Диме сейчас или остаться с этим одной.
Я сделала несколько бессмысленных шагов к нему, к полке, к кассе, потом снова к полке. Ведь произнесённое вслух станет окончательным - жизнь моя уже переломилась пополам, но стоит это проговорить, и безумие полностью осуществится.
Не знаю, на что я рассчитывала. Наверное, хотела напоследок ощутить под пальцами ускользающий материальный мир, но я снова вытащила с полки "Лолиту". И, да, вы умные, а я нет, за ней показался синенький корешок. Полка широкая, книжки узкие.

Потом я, конечно, рассказывала и показывала руками степень своего потрясения, но на самом деле, пояснить личную бездну так, чтобы её увидели другие, невозможно. Она разверзлась прямо передо мной, с минуту поглядела в глаза и схлопнулась. Теперь я знаю, что точно не готова ни к чему, ни к смерти, ни к безумию, берсерк из меня говно, да и самурай. Не напишу напоследок хокку, не прыгну с отважным воплем. Так и будет бормотать в голове чужим голосом "страшно умирать не хочется". И своим: спасите меня, спасите, мне очень страшно.

Read more... )
Боюсь, меня скоро выгонят из Космо: написала про то, что нет нужды отрицать свой возраст, вас любят не за это, а прочитали как всегда - сексизм, эйджизм и фэтхейтинг.
Кто возьмёт меня на работу, если что?

http://www.cosmo.ru/psychology/psychology/ne-stroy-illyuzii-5-mifov-o-zhizni-za-40/

"На десять лет моложе"

Обычно эта иллюзия посещает женщин под сорок, но случается и пораньше. Они почему-то решают, что выглядят значительно младше, чем есть на самом деле. В интернете они обожают кстати и некстати сообщать: "Ах, мне никто не даёт моих лет. Ах, я кажусь старшей сестрой своей дочери". И в доказательство прикладывают фото, с которого на нас смотрит обычная средневозрастная дама.
Во-первых, не нужно слушать подруг: мы все говорим друг другу "ты совсем девочка" - это называется вежливость. Странно относиться к этому так серьёзно.
Во-вторых, если у вас попросили паспорт при покупке алкоголя, это потому, что кассиров обязали спрашивать его у всех.
В-третьих, не стоит равняться на портреты вашей мамы того же возраста - в прошлом веке женщины действительно старели раньше. Сейчас к нашим услугам все чудеса современной косметологии, мы следим за питанием, и любая ухоженная женщина достаточно свежа, не только вы. Разумеется, если слазить на "Одноклассники" и найти самую забитую толстушку из вашей параллели или поглядеть на соседку, которая спилась ещё лет десять назад, вы просто персик. Но почему бы не взять за образец какую-нибудь возмутительную Джоли или даже другую звезду, не столь увлекающуюся пластикой? Да просто одну из множества подтянутых женщин, мелькающих в журналах и по телевизору. Именно это - нынешние плюс-минус сорок, это норма, и на её фоне вы, скорей всего, выглядите вполне прилично, но вряд ли моложе.
И, да, то фото, которое вы гордо показываете - увы, но на нём всё видно. С возрастом опускаются брови, сильней видны круги под глазами и носогубные складки, плывёт линия щёк, шея вянет, тяжелеет загривок, а кожа верхней части рук обвисает. Вся эта потрава может быть едва заметной, но в сумме даёт понятную картинку: перед нами вполне взрослая тётенька, а не девушка двадцати пяти лет.

"Я дам фору любой молоденькой"
Read more... )
В тот раз я проснулась часам к четырём дня, заглянула в рабочую почту и обреченно ответила "доброе утро". К семи достаточно сосредоточилась для первого кофе на Бялик. Под чашечку рассказывала медицински образованному собеседнику, что за три месяца меня внезапно разнесло, и это, конечно, гормональный сбой. Назвала страшную, но всё-таки не двузначную цифру, а он говорит - нет, столько, это не гормоны. Это пищевое. Я обиженно и несколько возмущённо ответила, что вообще-то слежу за диетой и строга к себе.
К тому времени как раз достаточно стемнело для завтрака - известно, что съеденное в темноте, в пути и на халяву не полнит. И мы потихоньку пошли в Бенедикт, где в любое время суток вас приветствуют фразой "доброе утро", и есть завтраки с шампанским.
Заказала умеренно и белково, на десерт предложили панкейк. Взяла половинную порцию, я же на диете.
Вдруг приносят три больших куска горячего бисквита, увенчанного бананами, и всё это покоится в озере сгущёнки. А я же не могу устоять, когда сгущёнка.
Но спутник мой ужасный молодец и ни слова не сказал про гормональный сбой.

Перед выходом нам предложили взять с собой бесплатный кофе - то ли потому что мы такие прекрасные, то ли потому что возле моих ног официант уронил сразу три яйца всмятку. Я выбрала двойной эспрессо и аккуратно пошла по Алленби в сторону дома.

Вернулась и поняла, что у меня есть совесть - именно она не давала уснуть, пучила мои глазки изнутри, и тыкала мордочкой в лужу сгущёнки: кто, кто сожрал бисквитную башню? и Бастилию тоже ты! Хотя злые люди сказали бы, что это не стыд, а кофе. Но я зарядила телефон, чтобы собирать покемонов, и к четырём утра мы с Димой выступили в Северный порт. В левом виске ненавязчиво играли прощание славянки, с нами был пикачу - теперь можно выбирать покемона-спутника, который будет трусить у ноги и прижиматься тёплым боком, когда ты останавливаешь.

От стыда и ужаса я прошла двенадцать с половиной километров.
И всё это было не зря, потому что ночь оказалась такой, какие выпадают изредка, когда кто-то большими ножницами вырезает кусок другой реальности и вставляет в обычную жизнь. Стык иногда удаётся заметить только по лёгкому головокружению и смене чёткости картинки.
Мы шли по набережной, был шабат и пять утра, и нам попадались особые люди. Признак большой свободы - когда в любые часы встречаешь тех, кто живёт не по графику, и это не деклассированные элементы, а просто такие аборигены времени, жители потока, у которых есть понтоны. В пять утра на набережной, если идти на север, живут рыбаки и спортсмены, немного служащих порта, тихий сумасшедший и охранник пустого кафе, который сидит там, кажется, из любви к солёному воздуху и огням на воде. Из мимошедших были мы и группа юношей, возвращающихся с вечеринки, они сказали нам "бокер тов", но рановато, ночь ещё не ушла.
Мы догуляли до самого Яркона, там стояла башня электростанции с алым огнём наверху, который бросал отблеск на воду, и я сказала пикачу, посмотри, чисто Красная площадь и мокрые камни мостовой. Поедем в Москву, увидишь.

Потом мы повернули на восток и только тогда солнце начало выходить, крася нежным светом стены унылого севера, который я не люблю, но в этом розовом он вдруг стал умеренно хорошеньким, мы даже нашли франжипани. А потом повернули на Бен-Иегуду, и по мере продвижения в сторону уменьшения дома становились всё краше, всё облезлей, всё милей, будто твой кислотный пикачу обрастает тёплой абиссинской шёрсткой.

Там, где было уже всё хорошо, примерно возле ста сороковых домов, я нашла себе работу на старость.

Read more... )

Знакомства, предсказание и массаж, это выход для меня, у которой крылья из жопы - маникюр-то я точно не смогу. На иврите написано мистика и рефлексология, хороший девиз, почти как слабоумие и отвага, а в стекле там, видите, уже солнце.

Была, повторюсь, суббота, и мы встретили разных людей, которые были на улице по доброй воле, потому что им зачем-то нужно жить в часы, когда город видит последний сон, пачкая слюнями подушку. В восемь утра мы всё-таки вернулись домой, бисквитная башня наконец-то перестала подпирать мне сердце и я стала смотреть, что сфотографировала - карусель без детей и ночные яйца. А пикачу уже спал и во сне дрыгал лапами, догоняя сумеречных котов, зеркальных зайцев и блики на мокрых камнях.

Read more... )
Судя по фб, этот текст порвал кучу пуканов. И все раненые сделали акцент на внешние проявления, игнорируя то, о чём я писала - агрессию, необязательность, склочность. Сами-то по себе своеобразие и чудаковатость прекрасны, но если не держать в узде возрастные изменения психики - увы

http://www.cosmo.ru/psychology/psychology/stareyushchie-zhenshchiny-pyat-nepriyatnyh-tipazhey/



Она всё ещё ужасно симпатичная, когда свет сзади. У неё есть поклонники (по крайней мере, мужик в автобусе глазел, а сосед постоянно намекает на своё одиночество в те дни, когда жена на даче). У неё аппетитная фигура, если хорошенько втянуть живот и упаковать грудь в бронебойный лифчик. Она абсолютно современный человек, следящий за новостями, модой и актуальной литературой. Вот только мальчишка во дворе называет её тётенькой, в магазине шипят "жэньщщщина" и даже не спрашивают паспорт при покупке алкоголя. Хотя должны! У них распоряжение такое, всех спрашивать! А в ресторанах красивые седеющие мужчины, обводя взглядом зал, скользят поверх её головы, будто она предмет интерьера.

В такой ситуации некоторые женщины впадают в панику, потому что жизнь их к этому не готовила. Они учились быть сексуальными, интересными, понимающими, забавными, а взрослыми - нет, не учились. И тогда они становятся странноватыми персонажами, которых объединяет одно: отчаянное неприятие своего возраста.

Тетенька-девочка не понимает разницы между зрелостью и старением, поэтому до последнего отбрыкивается и от того, и от другого. Если шапочка - то с помпоном, если платье - то в оборочках, и даже кружка эсмарха, и та розовенькая - "я же дееевочка". Тётенька часто всплёскивает руками и таращится, даже если брови уже порядком нависли над глазами. Она изумительно наивна, часто неприспособлена к жизни, страшно гордится своей забывчивостью, хотя её короткая девичья память выглядит симптомом раннего маразма. С ней крайне неприятно иметь дела, потому что она не соблюдает договорённости, легко отказывается от обещаний и считает аргументом фразу "я девочка и мне надо". Но обижать такую тётеньку - не иметь сердца, потому что ей и так несладко, это тупиковый путь женского развития. Жизнь и без того ежедневно тычет её носом в зеркало - в морщины - в реальность, - и ей приходится прикладывать недюжинные усилия, чтобы оберегать свои заблуждения.

Не меньше проблем у тётеньки-секси. Талию перетянуть, бюст взбить, морщинку меж персей прикрыть массивным кулоном, задницу подчеркнуть, потому что чем больше, тем краше. Непременно чулки и шпильки, помада и специальный взгляд: иди сюда, малыш, мамочка покажет тебе настоящий СЕКС. Какой-нибудь тридцатилетний "малыш" может испугаться до заикания, если поймёт, на что намекает эта пышная тётенька. Поэтому ужас в его глазах приходится трактовать как юношескую робость и надменно фыркать: "сосунок". А может вообще гей! Этой тётеньке очень трудно. Сексуальность лет тридцать была её основным оружием, и теперь она чувствует, что если выпустит его из рук, останется беззащитной. Беспомощной. Ненужной. Поэтому сиськи к бою, юбку покороче и да поможет тебе бог, тётенька.

Иное дело - тётенька-боцман. Read more... )


Это - лучший в мире порноактёр, Jean val Jean. Он великолепен, потому что обладает достоинством, которое перекрывает все заслуги Рокко Сиффреди, дядюшки Рона Джереми и даже смешного Мануэля Феррары. И дело не в том, что он красив, как юный бог, начитан и с кубиками - у него есть один потрясающий дар. Read more... )
Меня тошнит от любви к этому городу, как всегда тошнило от любви.
То ли дело отношения равнодушного тепла, когда неделями живёшь котиками, в обнимку, питаясь из одной тарелки, с необязательным сексом - не сегодня, так послезавтра, - с хихиканьем и киношками, когда засыпаешь легко и аж храпя, будто и не принцесса. Думаешь: близость. Думаешь: привязанность. Думаешь: наверное, влюбилась.
Но это только если забыть, как было с другим, в ледяном и потном раю, сильно смахивающем на ад в представлении хороших людей. Когда сколько вместе, столько и не спишь, потому что даже в крайней усталости не можешь расслабиться и потратить часы на сон, пока рядом дышит твоя жизнь - слишком жаль. Когда невозможно съесть ни куска, в желудке давно не было ничего, кроме чужих секретов, но схватывает живот и тошнит. Думаешь: мне бы домой, мне бы по-девичьи нежно просраться и поблевать. Думаешь: мне бы уснуть. Думаешь: мне бы туда, где не штормит и нет вертолётов, отдохнуть чуток и обратно.
Но из любви не бывает отпусков, от неё только сразу и навсегда, и не ври, что не знал. Все всё знают, Ромео, и не нужно специальных подпунктов мелким шрифтом. Устал - уехал - потерял. Отложить ничего нельзя, как нельзя приморозить время и юность, чтобы потом достать свеженьким и разогреть.
Так и здесь, душа моя, так здесь. Дай любить тебя, пока мы вместе, пусть тошнит и жара, простыни в поту, песок в тапках, и голодно, потому что душа не принимает ни булочек, ни мяса, а только солёный пот с плеча. Это ненадолго, сколько бы ни собирался, ни рассчитывал, ни хотел, - потому что любовь всегда ненадолго. Либо жизнь окажется длинней, либо любовь моя переживёт тебя, и никогда вровень, никогда не будет между нами равнодушного тепла, никогда - просто

Read more... )
В фб я вижу довольно много записей незнакомых людей и чаще всего молча радуюсь разнообразию миру и затейливости божьих замыслов. Но есть одна тема, которая меня несколько огорчает, она касается домашних животных. Поразительно, какие странные штуки понимают люди под "любовью к животным".
Я хотела бы рассказать о нехитрых способах выразить любовь к вашему зверю. Нехитрых, но важных - если вы ими пренебрежёте, все остальные будут не только бессмысленными, но и даже довольно отвратительными на фоне несделанного.

Этот пост предназначен прежде всего тем, кто недавно завёл своё первое животное (животное по умолчанию - котик), и тем, у кого сейчас какой-нибудь шестой зверь, а предыдущие почему-то долго не жили, буквально лет 5-8, и что-то происходило.

Первое.
Привейте ваше животное. Даже если оно живёт дома и ни с кем не контактирует. Чумку легко принести на одежде, достаточно, чтобы о вашу ногу потёрся больной кот. После прививки животное тоже может заразиться некоторыми вирусами, но в лёгкой форме.

Второе.
Поставьте сетки на окна. Не бывает достаточно умных котиков, как не бывает достаточно умных трёхлетних детей. Когда животное выпадает из окна, это целиком ваша вина. А оно обязательно выпадет, если нет сетки. "Наша кошка два раза летала с четвёртого этажа и ничего" - это диагноз. Ваш, а не кошки.

Третье.
Не приносите в дом бродячих животных. Впрочем, если у вас большая квартира, можно сначала сводить подобранца к вету, сдать анализы, а потом посадить в чуланчик на карантин. В ином случае велика вероятность, что вы убьёте вашего домашнего зверя. Нет, не инфекция - именно вы. Это важный пункт, потому что он про милосердие. Мы должны заботу прежде всего тем, за кого уже взяли ответственность, а уж потом всем остальным.

Read more... )
Заголовок для этого текста, а заодно и для будущей книги, мне подарили. Одна женщина сильно заболела, а её мама, врач, когда узнала об этом, сказала: "всё будет в порядке, ты не умрёшь, ты хорошенькая, а хорошенькие не умирают". С этим легко согласиться, смерть искажает черты, лишает воли, где уж тут выглядеть милой. Врачу наверняка видней, думаю я и на всякий случай смотрюсь в зеркало - нет, я тоже пока не умру.

В Тель-Авиве есть чудесные кафе сети "Макс Бреннер", там подают десерты с таким количеством шоколада, что можно наесться на год вперёд, даже если очень любишь сладкое. А если как я, очень-очень, то на полгода. Недавно посетителей одного такого кафе расстреляли террористы - автоматными очередями в упор. В полицейских отчётах написали, что убийцы сначала перекусили. Не может быть, подумала я. Не может быть, чтобы люди поели всего этого сладкого, густого, пряного, запили кардамоновым кофе, а потом начали убивать. Да они вообще не могли там есть - потому что это место для лёгких и счастливых, любящих жизнь, вкус шоколада, вечернее тель-авивское небо цвета черники и свежий морской ветер. А такие не убивают - они и умирать-то не должны. Потом прочитала, что террористы только заказали. Ага, согласилась я, вот в это можно поверить. Они - посторонние в нашем нормальном мире, в нём-то нет места для смерти.

Во Флориде, беззаботной и солнечной, там, где Диснейленд, заповедники и парки, в ночном клубе убили сорок девять человек. Один парень, которого взяли в заложники, до последнего отправлял смс своей матери. Когда я читала их переписку, мелькнула дурацкая мысль: хорошо, что мальчик мог написать маме. Умирать жутко. По естественному закону природы родители уходят первыми, поэтому редко кто может позвать маму и сказать "я тебя люблю, позвони им" - позвони полиции, врачам, господу богу, кому-нибудь, спаси меня, как всегда спасала. Мне кажется, с мамой меньше боишься, вроде как полегче.

Однажды подруга спросила меня, почему я так цепляюсь за свою профессию. Понимаешь, говорю, у каждого есть призвание. Не обязательно быть писателем, можно и хорошим поваром, в любой честной работе есть момент, когда чувствуешь, что делаешь ровно то, для чего тебя задумал Бог. И вот когда ты-земной совпадаешь с божьим замыслом насчёт тебя, тогда и живёшь. Только тогда всё в твоей жизни правильно. А мне кажется, ответила она, ты ещё думаешь, что не умрёшь. Вроде как умирают какие-то обычные люди, а не те, кто занимаются особенными вещами.
Я, конечно, посмеялась, но в целом, ужасно несправедливо, что большие миры гаснут, как все. Ладно мы, маленькие, но и Брэдбери, и Бродский, и Набоков - как самые обычные люди закрыли глаза и закончились. Но, может быть, если очень стараться, какой-нибудь крошечный кусочек сознания, ответственный за те самые моменты правильности бытия повара, художника, дворника или писателя, может, он сохранится где-то на полке, на облаке, в больших бессмертных ладонях.

И ещё те, кого крепко любили. Есть миллионы душ, которые никому не дороги - и есть те, кто для кого-то воздух, и смысл, и единственная радость. Почему и те, и другие умирают одинаково? Ведь вместе с любимыми пресекается и жизнь любящих, разом отмирает часть сердца, а это несправедливо, чтобы одним ударом забирали двоих. В любимых вложено столько чужой души, что для них обязательно припасут немного посмертного бытия.
Когда обнимаешь своего мужчину, думаешь о том, как счастлива - и ещё о том, что хочешь этого счастья навсегда. А потом проходит двадцать лет, ты обнимаешь его и думаешь, что счастлива, и ещё о том, что впереди примерно столько же - но это не навсегда. Однажды один из вас перестанет быть таким горячим, любящим, нежным, однажды он умрёт, а другой останется с пустыми руками? Не может быть. Или может, но так - нельзя, я отказываюсь - так. А значит, для нас что-нибудь придумано.

Я понимаю, сколько самообмана и ужаса в моих нехитрых умозаключениях.
Смерть слишком иррациональна, чтобы можно было смотреть ей в глаза без паники. Нет специальных мест, куда она не заходит. Кто угодно может стать её орудием - не только маньяк, но и просто невнимательный шофёр, и любая из аннушек, ежедневно проливающих масло. Нет человека, который избавит тебя от страха перед ней, толпа родственников вокруг кровати не убережёт от смертного одиночества.
И невозможно быть достаточно хорошим, чтобы не умереть. Сколько ни совершай добрых дел, ни исповедуй правильных религий, ни мысли позитивно.
Невозможно быть достаточно разумным, чтобы не умереть. Как ни осторожничай, сколько ни придерживайся диет, как ни береги себя.
Невозможно быть достаточно ценным, чтобы не умереть. Ни красота, ни талант, ни воля не спасут.
Невозможно достаточно любить, чтобы кого-нибудь сохранить.

Можно только как-то договориться со своим ужасом и животной тоской. Что мы существуем в непересекающихся плоскостях: пока живы - смерти нет, а как придёт, то не будет нас. Что здесь и сейчас в нашей власти быть сколь угодно живыми, дышать, любить, есть шоколад. Что религия нам твёрдо обещает вечность.
И ещё можно наврать. Если не себе, то хотя бы самым близким.
В китайскую кафешку рядом с нашим домом въехала машина, водителю стало дурно за рулём, в результате убил двоих и сам погиб. Мне пишут эсэмэски, всё ли в порядке. Отвечаю: "не люблю восточной кухни", "под одеялом меня не достанут", "всё хорошо, обещаю тебе, что в ближайшее время не умру".
Не бойся, я, может быть, не умру вообще, ведь хорошенькие не умирают.

.
Написала про союз похотливой старушки и спермотоксикозного парня

http://www.cosmo.ru/sex-love/he_and_you/marta-ketro-o-tom-chto-delat-kogda-on-mladshe/

Образ зрелой женщины рядом с юным любовником описан неоднократно и всеми красками, от трагических до комических. "Роман мая с декабрём" может обернуться историей Федры, Джулии Ламберт или мадам Грицацуевой. Это может быть щемящее приключение "Гарольда и Мод" или один из нежных романов Франсуазы Саган, где мальчики всегда страдают. Но женщина, вступая в такие отношения, часто сосредотачивается на самом некрасивом из всех возможных отражений - если представить эти образы как зал со множеством зеркал. Потому что мы непозитивны, потому что закомплексованы, потому что против нас работает время.

Общественное мнение тоже против - вы побоитесь привести юношу в свою компанию или пойти к его друзьям. В первом случае унизят его, во втором вас. О нет, прямо не скажут, но ваши взрослые приятели неоднократно употребят слово "мальчик", а его подружки станут смотреть на вас как на развалину.
Впрочем, даже если никого не обидят, вы всё равно будете себя мучить - невозможно не заметить разницу ритма. Они - быстрые, энергичные, эмоциональные, горячие, буйные. Мы - медленные, ленивые, едкие, прохладные. Они сгорают прямо в ладонях, как бумага, а мы тлеем, как угль, отдавая жар, даже когда все уже давно разошлись от костра.

Некоторые предпочитают быть циничными, создавая быстрые союзы похотливой старушки и спермотоксикозного парня, которому всё равно. Но при всей раскованности, им трудно избавиться от ощущения противоестественной связи. Другие рассчитывают на ум опыт и зрелость, применяя всё наработанное искусство обольщения, захвата и удержания. Третьи сами становятся добычей маленьких извращенцев, которых не отпугивает эстетика увядания, а психологический комфорт, создаваемый взрослой женщиной, наоборот, притягивает.

Когда сходятся интеллект и страсть, глубина и сила, устоять невозможно. Но это, чаще всего, очень быстрый пожар, потому что тревога не даёт женщине задержаться в нём подольше. Её гонят страхи.Read more... )
Буквально полтора года в стране брюнетов, и у голубоглазого блондина хочется спросить "что у тебя с лицом".
Но сначала-то я ходила смотреть самолёты. На том же волнорезе на Буграшов-бич, где неделю назад встречала яхты, стояла теперь, задрав голову. Кораблики в этот раз тоже приплыли и столпились, как утки на батон, но кому они нужны, когда есть самолёты. Море в то утро сделалось пронзительно-зелёным, и я некоторое время изумлялась мудрости израильского календаря - как это можно подогнать день независимости так, чтобы угодить на редкий природный феномен. Но постепенно вспомнила, что мне подарили поляризующие очки.

А потом гуляла с разными людьми и думала, что время идёт, знакомые мужчины накачивают себе рельефные торсы, незнакомые оказываются блондинами, а ты всё возвращаешься по джипиэс, откуда бы не шла, потому что нет памяти ни на исхоженные дорожки, ни на дом. Куда ни выбрось меня одну, в лёгком платье и с айфоном, я не пропаду, но и не приживусь. Выйду по карте к какой-нибудь воде, приму в подарок мороженое, а дальше понятно. И будет понятно до тех пор, пока не проснусь однажды, выгляну из дому на минутку и заблужусь насмерть в трёх шагах, потому что свет упал непривычно, закружилась голова, мир осыпался и снова мгновенно собрался, но уже в новом незнакомом порядке.
И это ни капли не прекрасно, когда от лёгкости у тебя осталось только платье, а сама ты паришь примерно как лепесток кирпича.
Прежде, когда был котик, было и место, а теперь из постоянного только планшет с текстом - сяду у воды, напишу, что смерти нет или может быть есть, а мир за моей спиной тем временем сложится в удобном ему виде, я и не замечу.
Израильтяне, как и все нормальные люди, отчаянно хвастают погодой, пишут, "экстремальная жара", "нестерпимый хамсин" - может, от этого всё. Или оттого, что новая книжка вдруг проросла в цветочном горшке - я бы рада сказать, что проломила асфальт и устремилась к солнцу острым крепким бутоном, но нет, обыкновенной травкой, только очень зелёной, очень живой. Сегодня название подарили, пока не скажу, вдруг не привьётся.

И всё-таки счастья вокруг не то чтобы сколько угодно, но бывает. По утрам, когда я почти проснулась, но ещё не открыла глаза, Моника иногда приходит, сосредоточенно топчется у меня на животе и мурлычет, и тогда минуты две кажется, что у меня есть кот.


Read more... )
Написала в газету, комменты, как водится, жгут http://www.gazeta.ru/lifestyle/style/2016/03/a_8134811.shtml
Очень довольна этим текстом, рекомендую.


Думала, будет колонка, такая, знаете ли, "моя фейсбучная лента состоит из людей среднего возраста, и я замечаю некоторые тенденции..." и прочее, но чем дольше собирался текст, тем очевидней из него вылезало чувство - безобразное, жалкое, с распяленным ртом, - и тем сложней становилось его пригладить. Я отчаялась, поэтому пусть будет как есть.
Итак, лента моя достигла среднего возраста - "хорошо за тридцать", сорок плюс и далее, - и я то и дело встречаю одни и те же приметы: будто люди вздрагивают, мельком взглянув в зеркало или на календарь.
"Кто здесь? Неужели я - этот лысеющий дядька?"
- Значит, на пятницу? Пишу в ежедневник: 4.03.2016... Две тысячи шестнадцатый, чёрт. Уже!
Вроде только высчитывал с мамой - на счётах, в столбик, на виноградинах, - сколько тебе будет в двухтысячном (а ей? а она не стала), только что сочинял Будущее с флаерами, телепортами и бессмертием в таблетках, и вот ты уже пятнадцать лет в нём, а вечной жизни всё нет, да что там - и твоей собственной законной жизни порядком убавилось.
И каждый чувствует, что куда-то дел эти годы, и как-то зря (в неглянцевой версии здесь слово "просрал"), но даже и те, которые не зря - я, например, совершенно не напрасно! - и те не совсем понимают, где эти двадцать лет, которые только-только были впереди? Где, спрашиваем мы интеллигентно и как бы невзначай, чтобы не прослыть психами, где моё будущее? Не это ваше, с телепортами, а лично моё, которое я привык замечать на горизонте, как заоконный пейзаж, ежедневно и без пафоса?
Жизнь, как очки, как мобильник, только что здесь была и вдруг подевалась куда-то вся, остались только очешник да чехол, и с ужасом понимаешь: посеял! и как я теперь?!

Раз-другой эдак швырнёт тебя об стену горячая волна, приложит всей грудью, так что потом не вздохнуть, и научишься защищаться. Просто не смотреть туда, не складывать двадцать и двадцать, не подходить к зеркалу без специально подготовленного лица. Read more... )
ЗЫ. Ролик показали в фб
Немного вчерашней нежности для Космо (сегодня она уже суточная) http://www.cosmo.ru/psychology/psychology/pochemu-ne-nado-govorit-o-svoih-chuvstvah-tomu-kto-tebya-razlyubil/

29 февраля - такой день, когда у каждой женщины есть шанс выйти замуж, если она уже кого-то выбрала, или хотя бы разжиться юбкой. По крайней мере, в Англии. Там в високосный день любая имеет право сделать предложение мужчине, и он не может ей отказать. В крайнем случае, должен подарить отрез ткани на юбку. У королевы Виктории, например, так выгорело с принцем Альбертом - женился как миленький. Королевам вообще жить легче, но никто не запрещает и нам, простым принцессам, попытать счастья.

Вот только эта свобода нам положена раз в четыре года, в странный день - причуду календарей, в день безвременья между зимой и весной. Его на самом деле нет, он собрался из лишних часов, украденных в течение лет у обычной жизни. Это из тех часов, что мы молчали, закусывали губу и не говорили мужчине "я хочу быть с тобой", когда хотелось.

И знаете что? Мы правильно молчим.
Когда любишь, невозможно поверить, что это без взаимности. Кажется, он просто не понял. Кажется, он боится. Дай ему шанс, пойди навстречу, будь храброй - и он осознает своё счастье. Тысячи дамских романов учат нас, что гордая медноволосая Маргарет могла бы избавить от всех этих страданий себя и высокомерного Ричарда, если бы сразу призналась ему в своих чувствах. Ведь внутри он такой нежный зайчик с разбитым сердцем, ему страшно получить очередную рану, поэтому он бежит от сильных чувств.
А кроме того, мы - современные женщины без предрассудков, "я беру своё там, где вижу своё", мы имеем такое же право выразить свои желания, как и мужчины.
А ещё... ещё просто плевать, что он подумает, потому что сердце разрывается от любви и хочется называть вещи их именами, как делала Ева, гуляя по райскому саду: это роза, это яблоко, это горошек; это я, это ты, это любовь. Будь со мной, пожалуйста.Read more... )
Когда в моей жизни появляется новый человек, на стадии знакомства раньше или позже заходит речь заходит о кино - ну там, кто что любит, видела ли последнего Шерлока, цитаты из Дня Радио, которые мне было бы естественно узнать. Но я не узнаю, потому что не смотрела, о чём застенчиво сообщаю. Да, у меня есть как минимум три странности - я не люблю есть, не пью и не умею смотреть кино, потому что слишком волнуюсь. И далее следует история, которую уже пора записать, чтобы в другой раз просто давать ссылку.

Случилось это в какой-то безымянной европейской гостинице. Я тогда много и напряженно работала, готовясь к переезду в ТА, а раз в два-три месяца сбегала отсыпаться в тихую Европу - там мой вампирский режим дня постепенно возвращался к человеческому. Днём общалась только с уточками в парке, после обеда гуляла по кладбищу, а вечер коротала за квестом на айпадике и чашкой травяного чая. Примерно через неделю такой жизни психика крепла настолько, что я отваживалась на что-нибудь дерзкое - например, заварить пуэр или посмотреть кино.
Дело в том, что я впечатлительная. Ну правда. Кудри мои не побелели до сих пор лишь потому, что папина мама не седела до семидесяти. А так я очень остро воспринимаю визуальную информацию. Слышать и читать о чём угодно могу совершенно спокойно, а вот картинка врезается прямо в ту часть мозга, которая заведует эмоциями, и выжигает её дотла. До тла, как пишут в интернетиках, и тло потом не даёт спать всю ночь. Зная об этом, берегу себя, я тот человек, который не кликает на ссылки, подписанные "нервным и беременным не смотреть" и "ужас шок видео".
Но после недели на травках становлюсь храброй и робко начинаю рисковать. Именно так я посмотрела Тарантино, Прирождённых убийц и Семь психопатов. Ничто из этого даром не прошло, после Цельнометаллической оболочки, например, почти год проработала в Воентернете, очень хотела получить ответ на вопрос "а как у нас" (не только, впрочем, поэтому - в Тель-Авиве мне дали потрогать М-16). И уж совсем жестко получилось с "Казино" Скорсезе.

Вечер тогда начался с того, что я захотела платье в крови. Увидела у Малки дизайнерские туфельки с кровавыми каплями и поняла, что мне такое надо. Забила в поисковик "dress blood" и получила несколько страниц чего-то вроде этого

Read more... )

Не совсем то что надо, я грезила образом Маргариты - "ничего, что платье в крови, была бы улыбка на устах" - яркие лаконичные брызги, стекающие с груди на подол.
Через пару часов, смывая в раковине красные пятна с серого платья, приговаривала "дура ты дура, заказала бы миллион евро".
Потому что, насмотревшись картинок, решила припасть к гангстерской классике. Обманчиво-неспешное повествование вовлекло меня медленно и неотвратимо. Сюжет пересказывать глупо, с симпатиями тоже всё понятно - я была за Де Ниро. Жена его истеричка, а вот Никки Санторо мне нравился, психов мужского пола я люблю. Страшно переживала, когда он начал лажать - не знаю, почему он не замечал, что катится в пропасть, но я-то всё видела! Я из тех зрителей, которые на детских утренниках кричат зайчику "не ходи туда, там волк", ему тоже говорила "не делай так, Никки", но он как не слышал. Но в целом оставался настоящим пацаном, хоть и бешеным беспредельщиком.
И тут дошло до эпизода с Шерон Стоун.

Read more... )

Она начала его соблазнять, как всегда, без трусов - это мы за ней знаем, - а он, а он... Похоже, он забыл, что Де Ниро его друг. Сидит такой на диване, она прижимается, а он ни то что не уходит, а прям ведётся. Я говорю, Никки, Никки, что ты делаешь, жена братка, разве так можно, кто ты после этого, ты же мафиози, а не чмо провинциальное, Никки! А он не слушает.

Read more... )

Господи, целуются! В горле пересыхает, я в страшном волнении хватаю кружку с чаем - бывают в отелях такие, из дешёвого стекла, - допиваю залпом и бегу налить ещё. На полу подушки, наступаю, нога едет, я падаю со всего размаха на колени, пытаясь подстраховаться левой рукой - с кружкой, да. Через полминуты осознала себя посреди номера, оценила травмы, нанесённые искусством: коленки сбиты до мяса, сухожилие на большом пальце перерезано, платье залито кровью, Никки скурвился.

Read more... )

С тех пор прошло года полтора, палец совершенно зажил и сгибается, как раньше. Я приехала, куда хотела - мне тепло и больше не нужно никуда сбегать, всё здесь. Пью вербену с лимонником, иногда даже смотрю кино, приблизительно, три фильма в год. Но аккуратно, полы тут мраморные, а нравы в синематографе за последние двадцать лет пали так низко, что не ровен час, можно и убиться по случайности, чисто от нервов.
Я скучаю по ним. По каждому в отдельности и по обоим вместе. Две арбузные жопы семнадцать лет создавали мой мир, наполняя его теплом, серыми шерстинками, безупречными позами, и вдруг ушли вдвоём, хвост в хвост - как раньше прибегали, чтобы поздороваться или выпросить еды. Гамлет вмещал в себя столько моей любви, что она чуть не задушила меня, оставшись бездомной. А кошку я тискала и трепала, сколько душа требовала, и теперь пустые ладони горят. И глаза мои пусты без их ленивых танцев, когда каждый валяется вроде бы сам по себе, но "относясь" друг к другу и к нам. Семнадцать лет, это почти "навсегда", я думала, они полностью мои, но они вдруг развернулись и ушли в свою кошачью смерть, а я впервые осталась дома без них.

С Гамлетом был трип длиной в семь месяцев, я узнала о старости много такого, чего не хотела, но должна была узнать. Например, поняла, почему старики медленно думают и вроде как хуже соображают. Им, оказывается, очень мешает тело. Интеллект сохранен, но тело каждую минуту посылает отвлекающие сигнала. Старик слушает твои слова, но прежде всего слышит свои ноющие суставы, выпрыгивающее сердце, осторожно ставит ногу и переносит центр тяжести, и только потом сосредотачивается на тебе. Я видела всё это в глазах своего кота, и не думаю, что людям легче.

Я много узнала о тех, кто меня любит. Все они умудрялись быть со мной, если не физически, то в буквах, или даже видя меня во сне. Все они знают обо мне гораздо больше, чем я думала.
В последние недели кота в гости заглянул друг. Мы болтали, пили чай, а потом он ушёл и уже из дома написал "он всё равно очень красивый". И эта фраза попала в самое сердце. Нужно очень понимать меня, чтобы сказать о том, что важней всего в моей любви. Красота для меня всё покрывает, всё объясняет, всё извиняет и заменяет все смыслы - почти так же, как любовь ко мне. Любящим можно что угодно делать с моей жизнью, я совсе перед ними беззащитна. И красивым можно многое, вот только умирают они зря.
И ещё Дима. Кот выбрал умирать на нашей кровати, и однажды наступил момент, когда он не смог встать в туалет. Я бросилась вытирать лужу и менять бельё, а Дима сказал: нужно сделать подстилку. Картон, плёнка, салфетки, пелёнки - но главным было, что он и не подумал переложить его на пол. Он, конечно, понимал, что тогда и я туда переползу, но, в любом случае, даже обсуждению не подлежало - тот, кто семнадцать лет жил с тобой, не должен умирать на полу. Кто это знает, с тем и стоит быть. Человек же, брезгливый в любви, неполноценен. Read more... )
Кончился красивый 57-75, я подумала, нужно написать что-нибудь о результатах, хотя сейчас ещё очень плотное время - не зимнее новогоднее безмолвие, когда всё действительно отчётливо завершается. Но мне важно успеть с промежуточными итогами теперь, пока кот ещё со мной, насчёт зимы я уже не уверена, так что пусть у меня будет хороший год, когда все живы.

Из дурного - всё, что я не хотела, но должна была узнать о старости, о медленном уходе и угасании, мне приходится видеть сейчас. С февраля в жизни присутствует фоновое отчаяние, я десять лет не теряла никого ценного, а тут это происходит изо дня в день, кот меня покидает, и я ничего не могу, только наблюдать: за ним и за своим гореванием, которое меняет форму и с которым вынуждена быть. Потом обязательно напишу, как в нём живётся, как оно локализуется и оттеняет остальную жизнь, и какая там следующая фаза за отрицанием - но сейчас я пока о ней ничего не знаю. Это будет хороший текст, чисто выступление на конференции TED - я в чёрной водолазке и все плачут, а жизнь торжествует.

Но сейчас-то о счастье - и как же так, спросите вы, как же так, Веничка, отчего же год сладкий - или ты извращенец, или чего-то не договариваешь.
Во-первых, оказалось, что горе, которым не упиваешься, неплохо исполняет жизнеобразующую функцию.
Во множестве разновидностей скорби человек умудряется найти пространство для самолюбования. Картины "Я и Горе" бывают разными: прекрасный я и несчастная любовь, стойкий я и болезнь, преданный я и беда близкого. В совершенно искреннем страдании существует небольшое зеркало, где краем глаза отмечаешь себя, красивого, в чёрном. Достаточно часто, если человек мелок и слаб, он выбирает зеркало во всю стену, чтобы придать себе больше значимости, - обычно оно с прямой трансляцией в интернет. Именно так образуются несчастные "навеки" влюблённые, жертвенные жёны наркоманов, ноющие больные, которым все должны, и прочие неподдельно бедствующие персонажи, посвятившие жизнь горю.
Если мучения - не ваш выбор, а страдание всё длится и длится, может произойти странная штука. Однажды кончаются силы на переживание. Подозреваю, это какая-то химия, связанная с адреналином или ещё чем. Недовольство прежде было размазано по жизни тонким слоем: немного тоски там, раздражение тут, здесь тревога. В беде на это просто нет сил, остаётся такой тоненький поток лавы, который прожёг себе путь и течёт - но вокруг-то поля цветов. По сравнению с ним какой-то быт, какие-то проблемы, это настолько безопасно, что даже мило. Здесь у тебя огонь, и от этого остальная жизнь особенно нежна, добра и прекрасна. Самое большое счастье, самая сильная любовь расцветают поблизости, очищенные от рефлексии, жалоб и капризов. Радости, вроде вкуса манго, красивых мужчин, чувственных удовольствий, моря и нового айпада, остры, как в первый день творения (что-то же было в раю вместо айпадов). Неприятности вообще не очень понятны как идея. Дима пошёл расчищать завалы от упавшего во дворе дерева, вернулся несколько белый: масса ствола и веток примерно в тонну рухнула там, где я набираю воду для цветов, и в то время, когда обычно занимаюсь садиком. Но мне просто нечем испугаться: я жива, котик жив, счёт в банке по-прежнему в плюсе - где тут пространство для беспокойства?

И сейчас я обозреваю ландшафт, и вот она река, и вот жизнь по берегам. По пояс в лаве всё равно не просидишь, поэтому я выбрала быть на чудесной земле, на красивых холмах. Я у моря, в городе, который люблю, с людьми, которые делают меня счастливой. Каждый день со мной любящие - кот, Дима, Серёжа, бесценный М. Рядом Анечка с Юрой, их отличный младенец, ещё несколько друзей здесь и в сети, семья - мой круг тепла и заботы. Чуть дальше те, кто думают обо мне, читают, отдавая энергию эмоций и внимания.
Каждому из вас я благодарна, я больше не чувствую себя мёртвой куклой, как в последние несколько лет - потому что знаю о смерти и вижу по-настоящему живых.
Во многом это свойство места - земля здесь полна чистой и ясной силы, которая входит в человека вместе с солнцем, водой, хлебом и поцелуями.
Но во многом это история принятия. Я много думала об этом и теперь готова рассказать.Read more... )

txt

Aug. 27th, 2015 07:38 pm
Три белых чашки были у меня, три белых чашки.
Первую я подарила самому близкому другу, но разозлилась на него и разбила. А потом купила ему новую, точно такую же. Я хотела, чтобы чашка осталась бессмертной, и она осталась, а он не сумел.
Вторая раскололась в ресторане. Мужчина, который нравился мне до обморока, сидел напротив, и я в конце концов протянула руки и потрогала его ладони. В зале никого, кроме нас, но с барной стойки вдруг упала чашка и разлетелась на куски. А кроме этого между нами ничего не было.
А третья случилось прошлым летом.

От этого человека я хотела только одного: увидеть его. Как удивительно истончаются и истрёпываются желания... или нет, наоборот, как они скручиваются в тугой жгут. Поначалу хочешь всего - ухаживаний, заботы, близости, но когда долго не получается, выкристаллизовывается одна мучительная необходимость: посмотреть. Увидеть его живым, убедиться, что он точно существует, успокоиться рядом с ним, придержав своё сердце, попасть в его ритм - а он медленней моего, я знала. Была уверена, хотя до того мы не виделись ни разу.
Когда собираешься исполнить то, к чему стремится душа, следует тщательно подготовиться - как подготавливает харакири самурай, потерявший хозяина. Ведь лишившись желания я тоже останусь без хозяина, без воли, направлявшей меня несколько месяцев. Read more... )
Показала новому месяцу сто шекелей - мне в самом деле сейчас больше нечего просить, потому что жизнь замерла в состоянии счастья, о котором я успела забыть за последние года три. Если говорить о цвете, то в этот раз оно оказалось неожиданно золотисто-оранжевым. Будь под рукой табличка оттенков мулине, я бы сказала точней - никогда не любила ни жёлтого, ни красноватой и розовой примеси в нём, поэтому редко смотрела в эту часть спектра. Так что не во мне дело, раз счастье сейчас цвета перезрелого манго и такой же сладости, видимо, жара окончательно заставила меня утратить волю и позволить ему произойти.

Мне всегда везло на свободных мужчин, все они чувствовали себя независимыми, легкими на подъём, способными в любой момент сорваться с места и исчезнуть. И я тоже их такими считала и оставалась рядом, замирая от радости: мне повезло совпасть во времени и пространстве с бродягой, с духом дорог, кабаков, лесов или бог весть чего - с тёмным пером неведомой птицы, которое упало на моё плечо и не спешит улетать. Я любовалась застывшим временем, позволившим нам побыть друг подле друга и заранее мирилась с конечностью любви. Он уйдёт, не сейчас, так через месяц или через год.

А дни меж тем шли, ничего не менялось, лишь перо на моём плече становилось всё тяжелей, набираясь пыли. Герой не только не уходил, но и мало шевелился. Почти не путешествовал, из дома и то выбирался нечасто, сидел без работы, покупал на ужин кефир одного сорта и злился, когда он исчезал из магазина за углом - но всё же не настолько, чтобы дойти до дальнего супермаркета.
Даже самая юная и очарованная девочка в конце концов начнёт что-то подозревать. Сначала тает восхищение, а потом, однажды, уважение.
Мужчина всё ещё говорил о своей свободе и лёгкости, а я иногда приподнималась на локте и смотрела с любопытством: интересно, он всерьёз думает, что он настоящий?

/Помните, ходила по сети зарисовка: мама с сыном выбирают еду в кафе, мама говорит "мне салат, а ему..." и тут официант подчёркнуто склоняется к ребёнку и спрашивает: "а вы чего хотите?". Мальчик, розовея от гордости, делает заказ, а потом шепчет тихонько: "мама, представь, он думает, что я настоящий!"/

Так вот, я наблюдала с некоторой жалостью, пытаясь понять, насколько человек себе врёт: он правда уверен, что способен принять решение, изменить жизнь? чувствует себя хозяином судьбы, а не только продавленного дивана, который даже выбросить не может, ведь тогда нужно другой, а это деньги и хлопоты. Иногда я очень горевала, понимая, что очередное красивое существо почти ничего не может за дверью своего дома, а внутри ходит по протоптанным дорожкам от постели до кухни и туалета, но хуже всего - даже не осознаёт этого. Думает о себе, что настоящий.Read more... )
Принято считать, что основная часть личной любовной мифологии создаётся на заре отношений, когда человек придумывает идеального партнёра и себя-безупречного рядом с ним. Далее происходит только снижение образов в результате столкновений с неприятной правдой жизни. А пока "он" ловок, умен и крут, "она" бесконечно прекрасна, тонка и трепетна, и взаимовосхищению, кажется, не будет предела.
Но на самом деле это наивное творчество не сравнится с работой, которая будет проделана в конце отношений, когда люди расстались и должны перед собой как-то оправдаться, желательно, не разрушив самооценку полностью. Более всего в этом креативны брошенные, вынужденные объяснять миру внешнему и внутреннему, почему их оставили. И человек, как ласточка, которая склеивает слюной гнездо, слепляет из соплей, обид, самолюбия и разочарования какой-то более или менее уютный миф, призванный защитить его от реальности.

Первый, фундаментальный этап строительства: я, конечно, виноват, но...
...но тому были тысячи причин: так сложились обстоятельства, таков уж его характер, партнёр поставил в невозможные условия. В этот период оказывается, что жизнь была невыносимо сложна, и если он наделал каких-то ошибок, его следовало понять и простить, а не бросать так сразу - буквально через пару лет скандалов, измен или другого какого греха, который он за собой признаёт - пока ещё.

Потому что этот этап довольно короткий и быстро уходит в грунт, создавая основу для второго: я виноват?!
Он виноват, что его не поняли, не поддержали в трудный момент, не простили пустяка и вообще буквально спровоцировали? Нет, он совершенно точно не виноват в абьюзе, пакостях, загулах, невыносимом поведении, да вообще ни в чём. Муж пренебрегал ею и вынудил наставить рога; жена не любила его, поэтому он годами не мог найти работу. Да, немножко нагрешил, но исключительно под чудовищным давлением партнера.


Далее, на третьей стадии, вырастают самые красивые, сколь угодно долгие стены с башенками и завитушками: во всём виноват партнёр. Ситуация переиначивается от простого зеркального отражения, до полного рассыпания пазла и сбора новой картинки. Для устойчивости здание скрепляется дерьмом и мутноватой лирикой. О рогах больше не упоминается, но зато перед зрителем разворачивается портрет грубого чёрствого мужа. О жизни за чужой счёт не говорим, только о женском непонимании и мелочности. Сказ о мужской несостоятельности полностью маскирует факты ежедневных дамских истерик. О сексе, исчезнувшем из брака, молчим, вместо этого туманно намекаем на неделикатность и неуклонное толстение жены.

И - вишенка на торте, флюгер на крыше, последний штрих мастера: Read more... )
Сегодня день рождения мужчины, который когда-то, очень давно, поступил со мной милосердно: мог бы сломать жизнь, но всего лишь разбил сердце. От этого произошла череда событий, результатом которых стало моё нынешнее счастье. Но был и маленький побочный эффект – я надолго разучилась желать. Когда вся твоя жизнь сосредатачивается на кончике стрелы, которая ушла в молоко, потом трудно собраться для следующей цели. Не получается хотеть, невозможно поверить, что желания исполняются, а главное, страшно вложиться ещё раз впустую. Но, видимо, за тощие годы у меня накопился большой запас везения и воли, потому что однажды всё вернулось – и удача, и храбрость хотеть. Я училась медленно: отвыкнув надеяться, ждала только того, что сама могла исполнить, от жизни требовалось всего лишь не мешать; использовала каждый шанс, который возникал. Удалось поразительно многое – даже трудно вообразить, сколько возможностей человек отвергает, походя. Если же разрабатывать каждую жилу, золота неизбежно наберутся полные карманы. Но это была жизнь без подарков - всегда знаешь, что найдёшь под ёлочкой, поскольку сама туда всё положила.
Потом эти вериги трусости всё-таки лопнули, сами по себе. Я обнаруживала себя в Иерусалиме, в пустыне, в крокодиловых болотах Флориды, в океане, – в каких-то невозможных, небывалых местах, где не дожна была оказаться, потому что у меня не могло быть такой жизни; потому что о таких вещах не мечтают, они происходят с женщинами, которые не похожи на меня. Но долго прикидываться, что ты, это кто-то другой, довольно затруднительно.
И постепенно я осознала жизнь как череду сбывающихся желаний. Часть по-прежнему исполняю сама, часть не удаётся, но всё же необычайно много подарков, совпадений и сюрпризов.
Я вечно боюсь сглазить и ни о чём не рассказываю, но когда-нибудь научусь и этому. А пока просто фото без косметики – чудеса случаются даже с ненакрашенными женщинами
Read more... )
Сегодня был мой первый в жизни гей-парад, я даже захотела загадать желание, но побоялась, что исполнится через жопу. Поэтому просто записала три диалога, которые мне кое-что объяснили. Может, и вам пригодятся.


Почтенная мать семейства рассказывает о делах домашних и между прочим упоминает о дочери:
— У неё сейчас сложный подростковый период, не может определиться с ориентацией, пока привлекают девочки. Очень стесняется своих переживаний. Хочу отвести к детскому психологу.
"Склонности будет исправлять", думаю я. Что ж, родители всегда боятся таких вещей. Подруга тем временем продолжает:
— Хочу, чтобы она перестала стесняться и приняла себя как есть.

Разговариваю с очень светской дамой, обсуждаем общих знакомых из мира искусств.
— Терпеть не могу работать с этим стилистом, он нервный и обидчивый.
— Что ты хотела, наверняка детские травмы и непростая юность, он же гей.
Она смотрит на меня с терпеливым сожалением, как миссионер, обучающий грамоте африканское племя, глядит на дикаря, ради красоты проткнувшего губу карандашом.
— У всех непростая! Так рассуждать нельзя. Какая разница, с кем он спит, рабочие требования для всех одинаковые. У нас не считают, что сексуальная ориентация, это повод для дискриминации или, наоборот, для снисходительности.


В нашем районе сдается квартирка. Хозяин сурово предупреждает, что нельзя бросать салфетки в унитаз, иначе засорится и сгорит очистной насос, это пара тысяч шекелей за ремонт.
— Здесь, кажется, жили два парня? - спрашиваю я.
— Это мой сын. Я его выставил, - мрачно отвечает он.
— Он с другом жил? — осторожно уточняет моя знакомая, которая согласилась помочь с переводом.
Хозяин бросает что-то злобное. Чёрт, думаю я, хороший с виду дядька, и не принял выбор сына. Знакомая же переводит:
— Да какая разница, с кем он там жил! Он сжёг насос!

На Ярконе всю неделю радужные флаги, их развесил муниципалитет. Мне нравится город, где жить можно, с кем хочешь, лишь бы не сжигать при этом насосы.

Поучительная картинка )

Почти всю жизнь вечеринки и праздники вызывали у меня одно и то же состояние. Я шла туда в ожидании чудес, но сразу же чувствовала себя чужеродной. Некоторое время слонялась в толпе, а потом уходила в полной уверенности, что оставляю за спиной нечто прекрасное, к чему не смогла приобщиться.
Сегодня всё было совсем не так. Я шла сквозь парад и парад шёл сквозь меня. Он не отторгал меня, я могла остаться, сколько захочу, а уходя знала, что дверь не захлопывается, можно вернуться в любой момент.
("Это потому, что они трезвые, - сказал Серёжа, - в пьяных компаниях, пока не нажрёшься, именно так себя и чувствуешь")

И последнее: в кафе увидела здоровенного татуированного мужика, который держал за руку парня и изредка легко целовал ему пальцы. Я поняла, что если бы на месте мальчика была девочка, это ничего не изменило бы. Важно одно - сколько любви и нежности у тебя есть для другого человека. И ещё - насколько ты способен их проявлять, хотя бы изредка, хотя бы поцелуем, объятием, эсэмэской.

ЗЫ. В честь праздничка буду удалять гомофобные комменты, хотя обычно извиняю людям их страхи, если они проявлены без агрессии.

Profile

marta_ketro: (Default)
marta_ketro

April 2017

S M T W T F S
      1
2 3 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 06:41 am
Powered by Dreamwidth Studios