Как вы помните, в ночь на седьмое октября сердце моё разбилось: я нашла в сети фотографию, на которой моя синенькая книжечка загорала на пляже с девушкой. А я, а я?! Немедленно позвонила мужу и нажаловалась, что шустрое моё творение жирует, а мне завидно. Он сделал, что смог – пошёл и взял билеты на утренний поезд в Севастополь, благо мастерская рядом с Курским. (Когда есть настроение хвастать, я говорю, что она неподалёку от галереи Гельмана, а когда нет – что возле псарни Кобзона. И то, и другое - правда.)
Врать не буду, мы не в три минуты решили. В принципе, планировали в первых числах сентября, потом в двадцатых, потом в начале октября, а потом стали склоняться к мысли, что дождёмся загранпаспорта и поедем в тёплое место… позже… Но тут картинка эта. И я сказала «NOW!». И стала собираться. Потому что всякому человеку хотя бы два раза в год нужно невозбранно поиграть на губной гармошке, а вот где, где я могу ещё это сделать, если дома кошки с невозможными лицами?!
Оптимистично взяла с собой купальник и крем для загара («а хуле – Крым!») и пессимистично - шерстяные носки и зонт («октябрь, хуле…»). Скажу сразу, пригодилось всё.
Пока собиралась, кошка впала в панику, а кот в депрессию - она швыряла со стола вещи, а он забился в угол и горестно оттуда смотрел. Уезжая, чувствовала себя… да прекрасно я себя чувствовала, потому что ещё неделя, и уже я бы начала швырять и забиваться. Или даже ширяться и забивать. Потому что очень устала.

***
В поезде сначала всё время спала. А потом в соседнем купе обнаружилась девочка. Четырёхлетних детей с льняными волосами боженька придумал, чтобы меня мучить. Сначала по вагону прошла торговка, проорала про свой товар, а следующие два часа орал белокурый ангел: «камары, свисташки, пииииво». Потом она пела «дежи меня соломочка» - только одну эту фразу, но долго. Очень долго. А потом я пошла в туалет и встретила её – совершенно прекрасную, ростом с мою ногу и энергичную, как такса. Спешно вспомнив курс молодого маньяка, спросила «девочка, у тебя есть конфетка?» (твёрдо помню, что нужно начинать с конфет). «Неть!» ответила жертва и показала мне пустые грязные ладошки. Я, как могла нежно, улыбнулась. Ребёнок развернулся и побежал по проходу, вопя «там тётя уибаетя, там тётя уибаетя». Уж не знаю, что её так потрясло – ей что, до меня не улыбался никто? Или я это делала как-то особенно? Но остаток пути она была необычайно тиха.

Ночью оказалось, что соседи мои храпят не просто, а с выдумкой. Точнее, мужчина звучал совершенно банально, а вот женщина оказалась креативной. Вроде бы издавала обычное «с-сы», но вторым треком при этом шло негромкое ровное «гыр-гыр-гыр», будто на бэквокале у неё невидимый сердитый гном. Спросонок я представила, что ночью он влезет ко мне на верхнюю полку и стащит мой пушистый красный носок себе на шапочку – испугалась и спрятала пятки под одеяло.
Засыпая, чувствовала себя тяжёлым яблоком, которое катают по длинному серебряному блюду, от края до края, туда – сюда, туда – сюда…

***
Вокзал, мотель, душ – ну, вы знаете. А потом мы пошли обедать, и на набережной я поняла, что отпуск начался. Потому что на сером камне у воды сидела юная трёхцветная кошечка и деликатно ела свежевыловленную рыбку. А рыбак рядом смотрел на неё с таким лицом, будто все его кармические долги на сегодняшний день закрыты. И даже кефалька гибла, изящно выгнув хвост, и серебрясь в лучах заходящего солнца. По умилительности это был чистый бидрмейер, а по сути весь пиздец, потому что сердце моё начало расправлять свои лепестки и крылья, и петь, и цвести, а я всё пыталась его увещевать: «Ну, посмотри, ты поселилась в дешёвом мотеле. Похолодало. Обслуга уже впала в анабиоз, но счёт удваивает, не просыпаясь. Ты гуляешь вдоль железнодорожного полотна в поисках интернета. Вообще, посмотри на себя – прыщик на лбу». А оно пело, цвело и серебрилось, как та рыбка, и ничего не хотело знать.
Ну и я тогда подумала, что счастье… Можно бы продолжить фразу, но я тогда подумала только, что счастье.
А позже, принимая горячий душ в довольно прохладной не-май-месяц кабинке, сообразила, чем меня раздражают путевые заметки, построенные по схеме «два мира – два сортира». Приезжает в какой-нибудь город человек – нездоровый, дёрганный, перепуганный. Раздражённый, тревожный, злой, нужное подчеркнуть, а по сути – несчастный. И начинает от этого города ждать, что его излечат, утешат, развлекут, успокоят, а по сути - осчастливят. И получаются потом неоправданно гневные истории о страшных, гнусных, невозможных для жизни городах и фальшивых ёлочных игрушках. Потому что никто никого не спасёт. Никто никого не сделает счастливым. Нет, города бывают ужасные, недорогой сервис почти везде плох, а в Севастополе я видела сбитую собаку посреди дороги. И бывает, что приезжаешь полумёртвым от усталости, а потом оживаешь, – а бывает, что и нет. Но счастье, счастье, это ведь не категория места или обслуживания. И даже не запас, который носишь в двух баллонах за спиной, поддерживая шоколадом, влюблённостями или алкоголем. Оно, как та кошачья машинка… Наверное, раз в жизни у каждого было: кошка твоя после операции, допустим, отходит от наркоза, еле дышит, и ты ей чешешь осторожно шейку, потому что ничем тут не поможешь, а она вдруг начинает тихо-тихо, на пределе сил, мурлыкать. И тут кто угодно заплачет, хотя нету в ней ни мужества какого, ни особой к нам любви. Есть только умение получать среди боли удовольствие от тёплой руки.
Ну и вот, а если у кого машинка сломана, то чеши его – не чеши, обслуживай – не обслуживай, расстилай перед ним ковровую дорожку или нет, всё равно будет одна перекошенная рожа во всех городах мира.

***
дальше про кошек завтра или послезавтра
Начало тут: часть-2 http://marta-ketro.livejournal.com/184375.html
часть-1 http://marta-ketro.livejournal.com/184227.html


Май в Крыму стал для меня откровением. Оказывается, все эти бессмысленные колючки буйно и бесстыже цветут, а куст, в который я все эти годы регулярно падала мордой, спускаясь на пляж, ни что иное, как белый шиповник – тот самый, легендарный, о котором повествует чудесная баллада из «Юноны и Авось». Позвольте, я спою её целиком.поёт с чувством )
Извините.

Так вот, здесь всюду непристойные красные маки и голубые ирисы, белая и жёлтая акация, лиловая сирень, жасмин и каштаны – дикая красота, мечта идиота. Нет, вы представьте, вот так идёшь вдоль забора, никого не трогаешь, и вдруг развратная роза под кустом, растёт сама, без призору. Аграрный шок просто.

И всё у них так, чрезмерно. Вот гуляем мы по лесу, по сценарию тут должны быть птички, и действительно – запевает одна. Ритм кукушачий, но орёт басом, как пьяный матрос.
- Что это у вас, Дима? - говорю.
- Так то ж наша зозуля, - отвечает.
И правда, по сравнению с деликатным ку-ку нашей скромной подмосковной кукушки, это звучит, как КУ, БЛЯДЬ, КУ, - зозуля и есть, иначе не назовёшь.

Как известно, красота природы размягчает сердце, упрощает нравы и разжижает мозг. Наши супружеские диалоги тому пример.

Мохитос:
- Я хочу непристойную фотосессию с сексом!
- Позовём фотографа с обезьянкой?

На рынке почти сшибает набитым рюкзаком стойку с газетами.
- Ты что, габаритов своих не чувствуешь?
- О да, да, я очень большой, я не чувствую своих габаритов!
- Вот именно такие как ты раньше клали в гульфик апельсины.

Обгоняем негра с колясочкой, я оборачиваюсь и неполиткорректно ору шёпотом:
- Смотрите, смотрите, у него белый ребёнок!
Мохитос присматривается:
- Не, смугленький.
- Ну слава богу, а то я испугалась, что он рогоносец.

Пересказываю сказку, будучи в изменённом состоянии от красот природы:
- И тут он приходит к ней под балкон и орёт: «Рапунцель, спусти свои трусики!» Представляешь?! Это же банда извращенцев, а не детская сказка!



Осматривая Севастополь, находим его совершенно нерусским городом – ни на одном заборе не увидели плохого слова «хуй», зато нашли надпись «любовь – навсегда» и несколько признаний типа «Оля, я тебя люблю. Лёха», выполненных откровенно девчачьим почерком.

***
Каков был образ моей жизни, можно судить по тому, что я придумала себе новый интерес: «есть одно и то же в разных местах». Точнее, я придумала два, но второй, к сожалению, недостаточно гламурен для моей юзеринфы, а жаль, сцукожизненный – «срать каждый день».



Накануне отъезда у нас был день блондинок. Около шести вечера мы возвращались с пляжа, и я как раз думала, что травы на холмах серебрятся, как персиковый пушок на ягодицах блондинки. С моря пришла туча, накрыла генуэзскую крепость и опустилась на нашу тропу. Мы шли в облаке, когда впереди прозвучал негромкий жалостный крик, и нам навстречу выбежало порождение тумана – Тупая Блондинка. Она классически заблудилась в горах, стоптала пяточки и обгорела – так, что на её розовых ушках образовалась короста. Естественно, тут же прилипла к моему мужу, и ему пришлось нести её на руках вниз, до первых домов. Там она немедленно выцарапалась и нырнула в высокую траву, не оглянувшись. Такую беленькую мы здесь впервые встретили – преобладают рыжие, трёхцветные и полосатые, конечно.


В день отъезда, уже в самой Балаклаве, нам переползла дорогу длинная светлозелёная змея. По пути на вокзал я всё думала, к чему.
В поезде поняла. В Симферополе в наше купе села раздражённая женщина с прелестным полугодовалым младенцем, девочкой. В светлозелёных ползунках. Но я хорошенько помолилась святому Патрику, и проводница нашла нам другие места.


***
Продолжение если будет, то позже и просто про жизнь.
Начало тут http://marta-ketro.livejournal.com/184227.html

Мы высадились на твёрдую землю 18 мая, в день, когда весь крымско-татарский народ скорбит, будучи в трауре по насильственному переселению себя, которое состоялось 60 лет назад. То есть, у них такая печальная дата, с митингом и посещением мемориалов. Естественно, администрация города Балаклавы не могла не поучаствовать в этом событии. Они перенесли «День детства», который традиционно отмечали в бывший День пионеров, 19 мая, угадайте на какое число. И убили сразу двух зайцев – не только сплясали на чужих национальных чувствах, но лишили маленьких невинных татарчат уличного праздника. Отличный задел на будущее, я считаю. С такой администрацией внешних врагов не надо, сами за всех напакостят.
Впрочем, и «свои», украинские крошки, были использованы - как буфер. Если бы кто-то выступил против мероприятия, всегда можно сказать «да вы бля против детей!!!» А уж не дай бог теракт какой, то общественный резонанс был бы до небес. Толковый план, только ведь ставкой – действительно - дети.* +4 тысяч знаков с картинками )

***
Продолжение следует читать завтра, дальше будет про природу и любовь.
Обнаружилось, что я совершенно не в состоянии ездить в плацкарте, поэтому мы перешли в купе «на двоих». Нам уступили свои места проводники, молчаливые и корректные, как чучела Берриморов. Они оставались такими ровно до украинской границы, а потом более худой Бэрримор ожил и заверещал на суржике, и до самого Севастополя не умолкал. Метаморфоза сначала потрясла меня, а потом я вспомнила, что фрикативное г одолевает моего мужа только за пределами России, специфический вирус, видимо.

Из первого абзаца проницательный читатель способен извлечь следующую информации: я ездила в Крым. (Перед отъездом было сильное желание написать "НИВИРНУС ПОКА НИОПЛАТИТИ МОЁ ЖЖ" и посмотреть, что будет)
Теперь могу квалифицированно подтвердить: если у вас есть намеренье именно отдохнуть от сети, а не полюбоваться на собственные похороны, то достаточно ничего не писать, и журнал отлично просуществует пару недель самостоятельно - за время отсутствия золотых рыбок в моей банке даже прибавилось, правда, некоторое поплыли на спине. Счёт примерно +100 : – 40. То есть, пиши-не пиши, а френды всё равно приходят и уходят, повинуясь невидимым течениям собственного сознания, а я, как Неуловимый Джо, могу спокойно сидеть под зелёным зонтом с надписью «Оболонь» и есть судака, запеченного с грибами (вы не поверите, но я сначала написала «мудака»). +4 тысяч знаков про еду и женщин )

***
Продолжение следует читать завтра, дальше будет про политику, красавцев и платья. С фотографиями.

Profile

marta_ketro: (Default)
marta_ketro

April 2017

S M T W T F S
      1
2 3 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 06:29 am
Powered by Dreamwidth Studios